6 бизнес-направлений, которые изменят мир

Бытовые роботы Elmarket proБыстрорастущие IT-отрасли привлекают внимание многих начинающих бизнесменов и вполне своевременно заработать деньги в таких областях, как на робототехника, «зеленое строительство» и экономика совместного потребления.

Робототехника привлекательна прежде всего тем, что по итогам 2012 года (согласно данным Международной федерации робототехники (IFR)) объем мирового рынка составил $13,1 млрд (только аппаратная часть, без учета программного обеспечения и инженерных систем).

Промышленные роботы использовались на сборочных линиях крупных заводов начиная с их изобретения в конце 1960-х, сейчас их основные заказчики — автомобилестроительные концерны, а также больницы, реабилитационные центры, упаковочные и производственные цеха. Лидируют в производстве промышленных роботов Япония, Германия и Швейцария, а самый быстрый рост спроса наблюдается в Китае.

Новый сектор этого рынка — рынок потребительских роботов, включающих в себя: роботы для уборки помещений, устройства телеприсутствия и высокотехнологичные роботы-игрушки.

По прогнозам BI Intelligence, рынок роботов для помощи по дому и офисных роботов вырастет с $673 млн в 2014 году до $1,5 млрд в 2019 году, и это без учета рынка детских роботов-игрушек.
Несмотря на то что роботы — низкомаржинальный бизнес, инвесторы смотрят на него с оптимизмом.

Основной игрок в сегменте потребительских роботов — американская компания iRobot со своим самым известным детищем — домашним роботом-пылесосом Roomba.
Другой нашумевший игрок — компания Google с проектом автопилотируемой машины, испытания которой на дорогах общего пользования разрешили уже три американских штата — Невада, Флорида и Калифорния.
За последний год Google купила восемь стартапов, специализирующихся на робототехнике и эксперты считают, что она намерена побороться за B2B-рынок, в частности автоматизацию сборочных линий, а также рынок услуг доставки, на котором громко заявила о себе Amazon, которая планирует использовать летающих дронов для ускоренной доставки покупок.

В России разработками в области робототехники занимаются R.BOT и Wicron, которые производят устройства телеприсутствия.

Группа компаний R.Bot выпускает: итерактивные мобильные роботы — R.Bot 100, роботы специального назначения — R.Bot 001 РПС, роботы-промоутеры для шоу и презентаций R.Bot 100 Promo.

Компания Wicron производит: роботы Webot (это мобильная автономная система, позволяющая человеку производить действия в месте нахождения робота, используя компьютер и Интернет), мультимедийные роботы (позволяющие проиграть заранее спланированные действия: движение в пространстве, движение манипулятором, видеоролик).

Компания «Нейроботикс» разрабатывает антропоморфных роботов и занимается другими проектами в области биомеханики и сенсорики.
Область применения антропоморфных роботов: реклама и выставки (роботизированные манекены для интерактивной демонстрации одежды и обуви, представитель на выставке или рекламной презентации, не требующий отдыха, роботизированный театр, автоматизированное бюро информации (всегда вежливое) или привлечение клиентов); портретное сходство (изготовление робота с портретным сходством существующего человека, создание копий известных людей (например, поэт Пушкин, ведущий занятия по русской словестности), исследование психологических аспектов восприятия роботов и интерактивного общения с ними); телеприсутсвие (дистанционная работа, телеприсутствие в опасных средах, дистанционное обучение (в том числе для детей), телеприсутствие для людей с ограниченными возможностями).

Интересным направлением для бизнеса является 3D-печать (объем мирового рынка: $2,5 млрд, включая сами принтеры, комплектующие и сопутствующие услуги, — по итогам 2013 года, согласно данным компании Canalys).

Технология послойного создания трехмерного объекта на основе цифровой картинки уже сейчас меняет такие сферы экономики, как производство, строительство, дизайн и медицина. Компания Boeing сейчас печатает на 3D-принтере около 200 деталей для самолетов, а медики создают с его помощью искусственные суставы и даже выращивают фрагменты живых тканей.

Рынок промышленных 3D-принтеров уже достиг зрелости, а домашние 3D-принтеры стремительно движутся в сторону мейнстрима, но, как считают аналитики исследовательской компании Gartner, достигнут его не раньше чем через 5 лет.
По данным Gartner, сейчас в мире около 40 компаний выпускают 3D-принтеры, которые чаще всего используются для бизнеса, и около 200 стартапов производят и продают 3D-принтеры для конечных пользователей. Цена на такие устройства начинается от нескольких сотен долларов.

Самые оптимистичные ожидания в индустрии инвесторы связывают с американскими публичными компаниями 3DSystems и Stratasys.
3DSystems фактически создала индустрию: в 1984 году ее сооснователь Чарльз Халл изобрел технологию стереолитографии.
Stratasys выпускает как промышленные, так и портативные офисные 3D-принтеры, а в 2013 году купила производителя самого популярного настольного 3D-принтера MakerBot Industries за $403 млн.
К январю 2014 года MakerBot продала более 44 тысяч одноименных 3D-принтеров по всему миру. Других крупные игроки — Voxeljet, ExOne и Proto Labs.

Другой активно развивающийся рынок, связанный с 3D-печатью, — печать на заказ для массовой аудитории; один из самых заметных игроков на нем — датский стартап Shapeways. В 2012 году Shapeways продал более миллиона напечатанных на 3D-принтере изделий через свой онлайн-магазин и в 2013 году получил $30 млн от венчурных инвесторов во главе с Andreessen Horowitz.

В России, помимо десятков дистрибьюторов импортных 3D-принтеров, собственными разработками занимаются компания Picaso 3D и RGT, которая производит 3D-принтер PrintBox3D.

Не менее интересно и направление «Зеленого строительства»
Объем рынка США: от $98 млрд до $106 млрд — прогноз на 2013 год.

«Зеленое строительство» (green building) — это строительство, которое осуществляется согласно принципам экологичности, энергоэффективности и создания максимально комфортных условий для жизни человека. Принадлежность здания к «зеленым» определяется наличием международного сертификата, например американского LEED или британского BREEAM.

«Зеленое строительство» — долгосрочное капиталовложение. Экологический сертификат позволяет владельцу недвижимости рассчитывать на более высокую арендную плату и привлекать арендаторов более высокого уровня, что увеличивает капитализацию здания. Экологичные дома и офисные здания — это показатель престижа, поэтому сейчас это прежде всего недвижимость премиум-класса.

Экологичное строительство — дорогое удовольствие. К примеру, самая минимальная стоимость услуг для сертификации BREEAM или LEED — $100 тыс. долларов. Однако помимо того, что «зеленые» дома производят меньше выбросов парникового газа и сохраняют природные ресурсы, они дешевле в эксплуатации, потребляют меньше воды и энергии. За счет более дешевой эксплуатации «зеленые» здания окупаются в течение своего жизненного цикла. Новый экологичный дом возвращает инвестиции за восемь лет. Исходя из этого, чем дороже энергия, тем выгоднее строить «зеленые» дома. Если еще шесть лет назад основной мотивацией для перехода строителей на подобные технологии была охрана природы, то мировой финансовый кризис вывел на первый план стремление экономить на ресурсах. Кроме того, многие «зеленые» строители возвращаются к более дешевым материалам, которые доступны в данной местности и из которых дома строили давным-давно — например, дерево, глина, солома и тростник, — что тоже помогает удешевить строительство.

Движущая сила «зеленого строительства» — правительства стран, которые постепенно ужесточают строительные нормы. По данным опроса компании McGraw Hill Construction, примерно половина опрошенных строительных компаний (в исследовании участвовали 67 стран Европы, Северной Америки, Азии и Африки) рассчитывают, что к 2015 году 60% их проектов будут «зелеными». В России сейчас есть только несколько сертифицированных «зеленых» зданий.

Экономика совместного потребления — это одно из самых интересных направлений для бизнеса.

Экономика совместного потребления (sharing economy) — экономика, построенная вокруг совместного пользования материальными и человеческими ресурсами в противовес индивидуальному пользованию. Согласно этому принципу, вместо того, чтобы покупать товары и услуги, люди «арендуют» их на время у других людей, которые, в свою очередь, сдают в аренду то, что есть у них. Компании, основанные на принципе совместного потребления, появились благодаря развитию интернета и мобильных приложений, связывающих между собой людей, у одних из которых есть вещи, а у других — потребности.

Принцип совместного потребления лежит в основе сервиса поиска кратковременной аренды жилья американской компании Airbnb ($794,8 млн венчурных инвестиций): уезжая в отпуск, владелец квартиры находит с помощью сайта Airbnb постояльца на время отъезда. По похожему принципу работает ZipCar: вместо покупки собственной машины люди платят только за необходимое количество часов пользования автомобилем. Американская компания TaskRabbit ($37,7 млн венчурных инвестиций) позволяет найти исполнителей, которые выполнят несложную краткосрочную работу, например сделают уборку в доме или починят кран на кухне. Компании Lyft ($332,5 млн венчурных инвестиций) и Uber ($1,5 млрд венчурных инвестиций) связывают водителей, у которых есть свободное время, с людьми, которым нужно такси.

Несмотря на стремительный успех, многие компании, которые работают по принципу экономики совместного потребления, подвергаются критике за то, что в конечном итоге вовсе не помогают людям совместно потреблять некие блага, а, напротив, до предела коммерциализируют все стороны повседневной жизни человека. Оказывается, все можно сдать в аренду, включая свои знания. Так, компанию Airbnb обвиняют в том, что из–за нее некоторые собственники жилья в центре Сан Франциско стали выселять постоянных арендаторов, чтобы потом втридорога сдать свою квартиру временным постояльцам с помощью Airbnb по модели гостиницы.

В то время как принцип совместного потребления уже завоевал рынки транспортных услуг и аренды жилья, эксперты считают, что следующими станут рынки образования и потребительского кредитования.

Тренд совместного потребления в основном развивается в США и Европе. В России к этому направлению можно отнести компанию YouDo — онлайн-сервис, который помогает находить исполнителей для несложных разовых задач.

Носимые устройства — тоже неплохой коммерческий тренд.

Объем мирового рынка: $3 млрд — прогноз Deloitte на 2014 год.

Носимые устройства — один из самых горячих бизнес-трендов последнего времени. Сегодня самые популярные носимые устройства — это «умные» очки, часы и фитнес-трекеры. Самым нашумевшим носимым гаджетом остаются Google Glass, гарнитура для смартфона на базе Android. В США Google Glass поступили в массовую продажу в мае 2014 года. По прогнозам BI Intelligence, ежегодные продажи Google Glass к 2018 году достигнут 21 млн единиц, первыми устройство освоят медики, ученые и фотографы, после чего очки доберутся до мейнстрима.

Мировой рынок «умных» часов в 2013 году достиг $700 млн. Это устройства с сенсорным экраном, позволяющие среди прочих функций принимать звонки и отвечать на СМС, поступающие на подключенный к часам телефон. Сейчас самый заметный игрок на рынке «умных» часов — Samsung Electronics (34% рынка), выпустивший в 2013 году Samsung Galaxy Gear. Большие ожидания аналитики связывают с конкурентом от Apple — часами iWatch, запланированными к запуску на рынок в октябре 2014 года.

Третья категория носимых устройств — фитнес-трекеры — стала самой популярной. Это пластиковые браслеты, которые измеряют физическую активность владельца: считают количество пройденных шагов и израсходованных калорий, анализируют фазы сна и способны разбудить владельца в самую благоприятную для пробуждения фазу. Более продвинутые устройства могут измерять пульс. Среди лидеров рынка — Fitbit, Nike и Jawbone. По прогнозам, рынок одних только фитнес-трекеров в 2014 году достигнет $2,2 млрд.

Коммерческие дроны.

Объем мирового рынка: $11,3 млрд — в 2013 году, по данным Международной ассоциации беспилотных транспортных средств (AUVSI).

Волна разговоров о коммерческом использовании роботов-дронов — беспилотных летательных аппаратов — началась пару лет назад. В апреле 2014 года генеральный директор Amazon Джефф Безос рассказал, что его компания тестировала доставку покупок заказчикам с помощь летающих дронов. После этого мир словно сошел с ума. Если в 2012 году американские инвесторы вложили в стартапы, связанные с дронами, $20 млн, то только за первые девять месяцев 2013 года, по данным Bloomberg, — уже $41 млн.

Дроны были разработаны еще в 1930-х годах для военных целей. Сейчас, по данным Международного института стратегических исследований, военные дроны есть на вооружении армий 11 стран мира, среди которых США, Франция, Германия, Италия, Турция, Великобритания, Россия, Китай, Индия, Иран и Израиль.

О коммерческом применении дронов сегодня всерьез думают представители таких индустрий, как ретейл, e-commerce, логистика и безопасность. В производстве дронов лидируют четыре американские компании — Northrop Grumman, Boeing, General Atomics и Lockheed Martin.

Статья на основе материалов http://theoryandpractice.ru/